Navigation – Plan du site
Dossier  : Pierre le Grand et ses images de Rome

Две книги о римских древностях Бартоли-Беллори и их переводы на русский язык из библиотеки Петра Великого

Deux livres d’antiquités romaines de Bartoli-Bellori et leur traduction en russe dans la bibliothèque de Pierre le Grand
Two Russian translations of Bartoli-Bellori books on Roman antiquities from Peter the Great’s library
Irina V. Hmelevskih
p. 101-120

Résumés

Résumé
Le présent article s’intéresse aux conditions dans lesquelles ont pu voir le jour à l’époque pétrovienne deux traductions des livres de Bartoli-Bellori, Veteres arcus Augustorum et Admiranda romanorum antiquitatum. L’auteur émet l’hypothèse que ces traductions ont été réalisées dans les cercles de lettrés employés par l’Imprimerie de Moscou, en lien direct avec l’érection, à Moscou en 1709-1710, d’arcs de triomphe commémorant la victoire de Poltava. Les sujets et l’iconographie contenus aussi bien dans les textes que dans les gravures de ces livres ont été largement utilisés pour la mise en scène de cérémonies de triomphe et la création d’une littérature panégyrique à l’époque de Pierre le Grand : ils apparaissent ainsi comme une composante substantielle de l’idéologie des réformes pétroviennes.

Haut de page

Texte intégral

  • 1 Реестр № 913: Разные римские фигуры, под которыми по-руски подписано: Исторический очерк и обзор фо (...)
  • 2 БАН ОР П I, (Библиотека Академии наук, отдел рукописей, Собрания Петра I), Б № 108; БАН ОР П I Б №1 (...)
  • 3 И.Н. Лебедева, Библиотека Петра I. Описание рукописных книг, СПб.: БАН, 2003, с. 222. На всех книга (...)

1В составе библиотеки Петра Великого хранятся два экземпляра книги «Veteres arcus Augustorum...» и один экземпляр «Admiranda romanorum antiqvitatum...»1 Пьетро Бартоли и Джованни Беллори, изданные в Риме в 1690 и 1693 гг. [илл. 1, 2]2. Этот последний, а также один из экземпляров «Veteres arcus...» имеют не вполне обычный переплет. Гравюры, как правило, не переплетены, а сшиты внахлест и лишены каптала. По краям крышек переплета нанесена широкая тисненая рамка с плетеным орнаментом. На корешке книг сохранилась бумажная сердцевидная наклейка с названием книги, переведенным на русский язык и написанным полууставной скорописью. Аналогичный переплет и наклейку имеют еще пять книг из петровской библиотеки. Это два альбома Джованни-Баттисты Фальда «Li giardini di Roma...» и «Nuovi disegni dell’architetture, e piante de palazzi di Roma...», Доменико Росси «Studio d’architettura civile...», Пьетро Феррерио «Palazzi di Roma...» и Джованни-Джакомо Росси «Insignium Romae templorum...» Все семь книг представляют собой сборники гравюр с видами Рима, чертежами римских дворцов, садов и храмов. Их переплеты имеют характерную особенность: на них ясно читаются следы сгибов, свидетельствующие о том, что кожа ранее уже была в употреблении, скорее всего, служила для чего-то, похожего на порт-фолио. Кроме переплетов этот корпус гравюр объединяют еще и одинаковые пометы: на титульном или следующем за титулом листе, внизу написаны три латинские буквы «ASM», вверху тем же почерком проставлены номера [илл. 3]. Имеющиеся в библиотеке Петра I книги отмечены номерами – 10, 11, 13, 14, 15, 16 и 17. Латинские буквы принято расшифровывать как «A Sa Majesté»3.

1

1

Bellori P., Bartoli G., Veteres arcvs avgvstorvm..., Roma, 1690.

2

2

Bellori P., Bartoli G., Admiranda romanorvm antiqvitatvm..., Roma, 1693.

3

3

Лист с посвящением из «Veteres arcvs avgvstorvm...»

  • 4 История библиотеки Академии наук СССР. 1714-1964, М., Л.: Наука, 1964, с. 14-15; СПбФ АРАН (Санкт-П (...)
  • 5 БАН ОР F 266 т. 1-8; Исторический очерк и обзор фондов рукописного отдела библиотеки Академии наук: (...)

2Таким образом, совершенно очевидно, что среди книг Петра имелось некоторое количество сборников гравюр, представлявших некогда некое обособленное целое, объединенное сквозной нумерацией. Все гравюры – исключительно итальянские, хотя мы не знаем, что было под отсутствующими в настоящем собрании номерами. Согласно реестрам от 1727-1728 гr. они поступили в библиотеку из Рисовальной конторы Его Величества. Но поступивших оттуда книг было более пятисот, среди них нет ни одной с аналогичными пометами и переплетами. Следовательно, их происхождение трудно связать с деятельностью Рисовальной конторы. Такие переплеты вообще не могли быть изготовлены в Петербурге. Первым переплетчиком, приехавшим в 1716 г. в Петербург являлся Георг-Кристоф Битнер (Büttner)4, им переплетена часть петровских книг, и в том числе несколько тетрадей гравюр. Но его переплеты известны, и они не имеют ничего общего с вышеописанными – рукописные чертежи и большое количество гравюр5, принадлежавших Петру, были переплетены Битнером между 1718 г. и 1728-1729 гг. после их поступления в Библиотеку.

  • 6 O. Medvedkova, «La bibliothèque d’architecture de Pierre le Grand. Entre Curiosité et Passion», Cah (...)

3В этом корпусе альбомов с надписью «ASM» самый поздний вышел в свет в 1702 г. Таким образом, они могли быть переплетены в промежутке между этой датой и временем смерти Петра в 1725 г. Но где и когда они изготавливались, и ради какой цели возник сам корпус? Поиск ответов на эти вопросы проливает свет на особенности формирования и функционирования библиотеки Петра I. Ведь она не представляет и никогда не представляла собой цельного собрания. Контуры петровской коллекции расплывчаты. В отличие от Роберта Арескина, Андрея Виниуса или Якова Брюса Петр за редким исключением не оставлял на книгах никаких подписей, экслибрисов или хотя бы кратких помет. Книги приобретались часто в нескольких экземплярах. Их репертуар диктовался практическими соображениями, иногда сиюминутными. Книги часто перемещались с места на место, сопровождая царя в его многочисленных поездках6. Петр нередко посылал их в различные места сo всевозможными целями, например, для перевода на русский язык или переплета. Чувство собирателя книг царю было не свойственно, эта библиотека создавалась не коллекционером, он относился к ней как к инструменту в своей преобразовательной деятельности.

4В отличие от остальных книг с пометами «ASM» в изданиях Бартоли-Беллори вместе с гравюрами вплетены дополнительные листы, на которых написан перевод текстов Беллори на русский язык [илл. 4]. Именно это позволяет нам сделать несколько предположений по поводу функционирования этого перевода и корпуса гравюр в целом. Надо заметить, что найти имя переводчика или хотя бы писца для этого периода времени – крайне редкая удача. Чаще всего, как в нашем случае, это продолжает оставаться неизвестным. Но наша попытка определить круг, в котором возник этот перевод, а также цель, для которой он был написан, привели к следующим, хотя и далеко не окончательным выводам.

4

4

Лист № 8 из « Admiranda romanorvm antiqvitatvm… ».

  • 7 БАН ОР П I Б № 142.
  • 8 Лебедева, Ук. соч., с. 245-246. У Лебедевой указана в качестве даты указан 1709 г., но в рукописи о (...)
  • 9 БАН ОР П I Б № 67; Лебедева, Ук. соч., с. 182-183; А.М. Панченко, Русская культура в канун петровск (...)
  • 10 Т.А. Быкова, М.М. Гуревич, Описание изданий гражданской печати. 1708 – январь 1725 г., М., Л.: Изд. (...)
  • 11 БАН ОР П I Б № 152.
  • 12 БАН ОР П I Б № 128.

5В книжном собрании Петра имеется рукопись сочинения, схожего по тематике с тем, о чем идет речь в альбомах Бартоли-Беллори. Это «Описание триумфального въезда Петра I в Москву после Полтавской победы»7 [илл. 5], датируемое началом 1710 г.8. Почерк писца характерен для рукописей, так или иначе связанных с Московским печатным двором. Такой почерк в большом количестве встречается в рукописи перевода Федора Поликарпова «География генеральная» Бернгарда Варения9, сделанного им в 1716 г. Текст «Географии» правил лично Петр, будучи недовольным первым вариантом перевода. Исправленная книга была напечатана Московской типографией в 1718 году10. Тот же почерк можно встретить в «Каталоге книгам патриаршей ризницы и книгохранилне типографии московской»11. К этому же кругу относится перевод «Чина армяно-грегорианской литургии», также сделанный Ф. Поликарповым12.

5

5

« Описание триумфального въезда Петра I в Москву после Полтавской победы », лист № 3.

6«Описание триумфального въезда…» – типичный для этого времени панегирик. Он предваряется листом с рисунком двуглавого орла с портретом Петра на груди; в одной лапе орла меч, в другой свисает убитый лев. Внизу Геркулес палицей расправляется с семиглавой гидрой, а рядом несколько всадников, убегающих в сторону, где в облаках изображена луна (намек на Карла XII, сбежавшего в Турцию) [илл. 6]. В сочинении описываются события Северной войны, перемежаемые параллелями с библейскими победами, и соответствующими сюжетами из греко-римской истории. Заканчивается текст описанием триумфального торжества и молебна по случаю победы.

6

6

« Описание триумфального въезда Петра I в Москву после Полтавской победы », лист № 2. Рисунок, тушь.

  • 13 БАН ОР П I Б № 141.
  • 14 БАН ОР П I Б № 142; Лебедева, Ук. соч., с. 244-245.

7Упомянутое «Описание…» не единственное сочинение панегирического жанра в петровской коллекции. В ней имеются и несколько более ранние образцы. Первое по хронологии это «Похвальное слово греков Лихудов, написанное по случаю взятия Петром Азова», датируемое 1697 г.13 и еще одна небольшая рукопись, текст которой занимает три листа, датируемая примерно 1704 г., написанная, скорее всего, тем же писцом. Она была поднесена Петру I, видимо, после взятия Ниеншанца14. Характерная их особенность – при всей пышности слога в них отсутствуют античные, греко-римские сюжеты и аллегории, имеющиеся в сочинении 1710 г. Авторы этих ранних панегириков, Иоанникий и Софроний Лихуды, преподаватели Славяно-греко-латинской академии, пользуются событиями и образами только греко-византийской или библейской истории.

  • 15 Термины Московский печатный двор и Московская типография в тексте статьи употребляются как синонимы (...)
  • 16 Bogart Abraham (1664-?). В библиотеке А. Виниуса имелась книга этого автора De Roomische monarchy(...)
  • 17 С.И. Николаев, Литературная культура петровской эпохи, СПб: «Дмитрий Буланин», 1996, с. 17; С.И. Ни (...)
  • 18 Редкую тщательность и добросовестность демонстрируeт его правка перевода Я. Брюса «Геометриа славен (...)

8Помимо почерка существуют еще несколько обстоятельств, свидетельствующих о происхождении «Описания триумфального въезда…» из круга сотрудников Московского печатного двора15. В нескольких местах текст сопровождают маргинальные пометы, главным образом, двух видов. Это отсылки к книгам Библии и к трудам античных авторов или авторов, пишущих об античности, например: «зри в книги Богартъ в житии кесарей римских лист: 69»16, или «зри в книге Розина о древностях римских в 10 книге, в 29 истории», писец ссылается также на сочинения Цицерона, Иосифа Флавия, Квинта Курция, Тита Ливия, Плутарха; кроме них дано несколько ссылок на имя Саведра. Без сомнения, имеется в виду сочинение испанского дипломата Диего де Сааведра Фахардо. Его труд «Изображение христиано-политического властелина, символами объясненное» (Idea principis christianopolitici, 101 symbolis expressa) по указанию Петра перевел с латыни ок. 1710 г. Феофан Прокопович17. Большая часть упоминаемой литературы печаталась в это время московской типографией, издательская деятельность которой осуществлялась при самом активном участии царя18. Еще две маргинальные ссылки отсылают читателя к периодической печати. На листе 18об. написано: в меркурии лета 1708, на листе 19об.: в курантахъ 1707. Из отчета Ф. Поликарпова, сделанного им по распоряжению Св. Синода в 1727 г. явствует

  • 19 А.А. Покровский, Иностранныя книги XVI в. (1539-1570), Вып. 2. М.: Синодальная типография, 1912, с. (...)

Да в том же 1703 г. по именному высокославныя и вечнодостойныя памяти Его Императорскаго Величества указу велено, по обычаю иностранных европейских дворов, печатать в Московской Типографии повсянедельныя, из Посольскаго приказа преведенныя с тех языков, присылаемыя авизы или куранты, то есть разныя ведомости о действах разных государств окрестных, которые куранты и печатались по 1711 г. по вся недели, а на завод и на размножение того дела дано в помощь из Монастырского Приказа денег 3100 руб.19

9Это была первая русская газета «Ведомости Московского Государства», издаваемая Московским печатным двором, но, по-видимому, сотрудники типографии по традиции продолжали называть ее курантами.

  • 20 Покровский, Ук. соч., с. 65.; С.Н. Браиловский, Федор Поликарпович Поликарпов-Орлов, директор моско (...)

10На листе 41об. имеется еще одна маргиналия: «зри в книге Германа на листу». Ни в каталогах книг, изданных в петровский период в России, ни в опубликованных списках книг, принадлежавших Синодальной и типографской библиотеке мы не нашли автора с таким именем. Кроме того писец обычно дает вполне точную ссылку: он называет номер главы, раздела или листа книги. В данном случае ничего этого нет. Но зато в типографской библиотеке сохранилось несколько книг, принадлежавших справщику Московского печатного двора по имени Герман, бывшему до перевода в типографию иноком московского Чудова монастыря. Откуда он и где учился неизвестно. Но, несомненно, он получил превосходное по тому времени образование, возможно, в Западной Европе, владел греческим, латинским, итальянским, польским и украинским языками. Первое упоминание о нем относится к 1705 г., когда по указу царя от 2-го июля «Чудова монастыря книгохранителю иеродиакону Герману велено быть в Правильной палате в книгочтецах»20.

  • 21 Покровский, Ук. соч., с. V-VI.

11В этой должности Герман оставался два года, затем был переведен в справщики. О его трудах в делах архива Московского печатного двора сказано немного, но деятельность его должна была быть весьма активной. Он часто получал денежное вознаграждение «за многое в духовных и гражданских книгах трудоположение». Герман имел репутацию человека хорошо знающего книжное дело. Он несколько раз доставлял книги, которые нужны были тогда для «разных потреб». Так в 1710 г. по приказу царя у него была куплена «книга Симона Азарьина в десть» за рубль; в 1711 г. «для школьных дел» у него купили печатный итальянский лексикон за 2 рубля 6 алтын 4 деньги21.

  • 22 Описание документов и дел хранящихся в архиве Святейшаго Правительствующего Синода. (1562-1721). То (...)
  • 23 Покровский, Ук. соч., № 96, с. 51-52.

12Известны его переводы с греческого и украинского, последний был напечатан в Москве в 1712 г. Умер в 1716 г. О нем вспоминает Ф. Поликарпов, когда жаловался в письме Святейшему Синоду, что в типографии работать некому «[…] понеже старые справщики Аарон, Герман, Николай померли […]»22. Среди принадлежавших ему большого количества иностранных книг было много трудов по медицине, но кроме прочего книга Витрувия (De Architectura M. Vitruvii Pollionis. Argentorati, ex officina knoblochiana per Georgivm Machaeropievm, 1550)23. Это единственное архитектурное сочинение из всего списка старопечатных иностранных книг Московской типографской библиотеки. Таким образом, отсылка автора «Описания триумфального въезда…» зри в книге Германа на листу, скорее всего, имеет в виду именно этого деятеля московской типографии.

13В основном тексте рукописи обращает на себя внимание любопытный пассаж:

  • 24 БАН ОР П I Б № 142. Л. 32об.-33об.

И не точию те государства, богу служащия люди, победодавцу богу благодарныя воспеваху, и с триумфалными песнмы возвращахуся, но и языческия истинаго бога не знающиа народы яко еллини, римляня, германцы, галли, испанцы, британы, и протчия идолам и ложным богам благодарения творяху. Якоже римский первый Кесарь Юлий, по великих своих, и преславных полученных викториях над ишпанцы, галами, британы, немцами их же держав своей весма покори, […] И клеврета своего сотвори во град Рим пятикратно триумфалныя вхождения со славою многою. Та же Веспасиан, и сыне его Тит великое сотвориша триумфалное в Рим вхождение, победя каменносердечных евреев. Ибо введе с собою множество плена знаменита, злата, сребра, сосуды, ризы драгоценныя. И паки Марка Аурелии, Константин великий первый кесарь христианский, по том и протчие многие кесари римскии. Их же не точию Сената, но и граждане, такими славными триумфами оных победителей прославляху, и на бессмертную память из твердых каменей им врата и храмы триумфалные, на них же виктории ими полученныя, художными рукоделиями изображаху.24

  • 25 Л. 34-34об.

14Интонации текста явно полемические, автору приходится убеждать некоего оппонента в необходимости такого рода праздника, искать аргументы, чтобы обосновать его проведение. Автор даже косвенно сообщает, откуда он черпает эти аргументы: «[…] победы и трумфы на монетах ради памяти изображаются, […] А ниапаче в историах человецы избраннии, на непреходимую память в книгах различных о сем пространна написаша»25.

  • 26 БАН ОР П I Б № 101; С.И. Николаев, Польская поэзия в русских переводах (XVII-XVIII вв.), Л., 1999, (...)

15В коллекции Петра есть еще одна рукопись на совершенно иную тему, зато почерк писца в значительной степени совпадает с почерком на вплетенных листах в изданиях Бартоли-Беллори. Это «Метаморфозы» Овидия, переведенные с польского26, и датируемые началом XVIII в. (до августа 1708 г.). Ее происхождение из Московского печатного двора документально зафиксировано. Эта рукопись упоминается в переписке И.А. Мусина-Пушкина, главы Монастырского приказа, в ведении которого находился печатный двор, с Петром.

  • 27 Письма и бумаги Петра Великого, Т. VIII. Вып. 2. М.: Изд. Наука, 1951, с. 572. Этот перевод, однако (...)

[…] А в Жолкове отданы мне четыре книги: одна фортификаческая на латинском языке, Овидиушиева на русском, да две на немецком языке. […] А Овидеушеву книгу архимандрит симоновский и Федор Поликарпов смотрели и сказали, что переведена добре, но в малых некоторых местех что належит исправить, написав на бумашках, приклеили той книги на поле. И тое книгу и Волкова переводу десять книжек послал к тебе, государю, при сем письме с присланными от тебя, государя, с Чертенским. А естьли, государь, изволишь Овидиушеву книгу печатать, прикажи, государь, паки к нам прислать тое Овидеушеву книгу.27

  • 28 М.А. Алексеева, Гравюра петровского времени, М.: Искусство, 1990, с. 65-66; Пекарский, Ук. соч., Т. (...)

16Московский печатный двор – старейшая типография Москвы. В допетровское время она уже была крупнейшим просветительским центром России, но начало петровских реформ существенно изменило характер ее деятельности и репертуар изданий. В ноябре 1701 г. Петр I, посетив Печатный двор, сменил его руководство: на место поэта Кариона Истомина был назначен справщиком Федор Поликарпович Поликарпов-Орлов, ученик братьев Лихудов. Практически сразу Федор Поликарпов стал руководителем типографии и одним из главных деятелей книжного дела петровского времени. Он руководил Московским печатным двором с 1701 по 1722 г., а затем с 1726 по 1732 г.28.

  • 29 Пекарский, Ук. соч., Т. II, с. 642;

17Следующее преобразование произошло в 1708 г. Оно было связано с введением гражданского шрифта. Типография начала печатать книги «новоизобретенными русскими литерами», привезенными из Голландии29. Как писал сам Поликарпов

  • 30 А.А. Покровский, Печатный Московский двор в первой половине XVII века, М., 1913, с. 65.

В та ж времена Его же Императорское Величество пожелал издавать на свет печатным тиснением, для вразумления и наук юным, книги гражданския, военныя, архитектурныя, мануфактурныя и историальныя, и на сие изрядное дело изобресть изволил сам своим неусыпным трудом (тщанием) новый авецадл, или азбуку […].30

  • 31 Алексеева, Ук. соч., с. 62-64.
  • 32 М.Н. Мурзанова, Книга Марсова – первая книга гражданской печати, напечатанная в Петербурге, Труды Б (...)

18Тогда же в связи с резким увеличением гравировальных работ в 1708 и в 1710 гг. на печатный двор были переведены граверы из Оружейной палаты во главе с Петром Пикартом, и типография стала центром гравирования в Москве31. Когда в Петербурге в 1711 г. началось печатание «Книги Марсовой», доски для нее продолжали присылать из Москвы32.

19Вводимый Петром новый тип праздника – триумфальные шествия, сооружения триумфальных арок, фейерверки, публичный общедоступный театр – был самой наглядной демонстрацией петровских преобразований. Царь культивировал идею праздника, подчеркнуто светского и государственного. Поскольку в традиции допетровской России не было общегосударственного праздника, который был бы одновременно внерелигиозен, царь обращался к западным культурным моделям, в которых религиозный контекст либо давно исчез, либо русским человеком не прочитывался. Собственно, введение гражданского шрифта (похожего на латинский) продиктовывалось во-многом той же причиной, а именно желанием дистанцироваться от графики, структуры, репертуара и языка кириллической книги, существовавшей в русле церковно-славянской традиции.

  • 33 Б.А. Успенский, Ю.М. Лотман, Отзвуки концепции «Москва – третий Рим» в идеологии Петра Первого, Б.А (...)
  • 34 Там же, с. 66.

20Обращение к римской традиции «как к норме и идеалу государственной мощи»33 не столь уж ново для русского политического самосознания. Но при Петре оно приобрело совершенно иную окраску. Это была ориентация на античный, императорский, и, таким образом, светский, а не на папский Рим34. Древнеримские культурные модели, дистиллированные, очищенные от национального содержания, как нельзя кстати подходили для выражения основной темы петровской идеологии – государственности, сакрализации государственных институтов. Празднование триумфов по случаю военных побед – одно из наиболее действенных орудий этой идеологии.

  • 35 А.В. Исаченко, «Когда сформировался русский литературный язык?» Цит. по: Николаев Литературная куль (...)

21Таков был исторический фон, обусловивший восприятие текстов Бартоли-Беллори на русской почве. Они послужили источником, откуда можно было черпать формы проведения праздника, сюжеты и иконографию, сценарные элементы. Перевод на русский язык текстов Беллори явственно свидетельствует, что переводчик был вполне грамотным проводником идеологических установок Петра. Прежде всего он представлял собой характерный тип образованного и начитанного человека петровского времени, и язык его перевода это по определению одного исследователя: «беспорядочное смешение славенщины с жаргоном фельдфебеля, унаследованных украинизмов и полонизмов с западноевропейской лексикой»35.

  • 36 Автор благодарит за консультацию в этом вопросе С.И. Николаева.

22В тексте переводов встречается два весьма характерных для того времени полонизма: слово respublica переводчик начала XVIII века на русский язык перевести не мог, ему пришлось воспользоваться польской калькой – речь посполитая, аналогичным образом переводится слово nobilis – «шляхтич», поскольку в русском слове «дворянин» тогда еще отсутствовало значение «благородство», «благородное происхождение»36, слово означало лишь социально-экономический статус.

23Слово pompa переводчик не переводит, а транслитерирует, и в таком виде уже русское слово «помпа» в значении «торжество», «праздник» становится распространенным как в печатных, так и в рукописных текстах панегирического жанра. Но совершенно особая судьба у слова «храм», использованного в русском тексте. В тексте «Admiranda…» подпись под рельефом на листе № 29 гласит: In Museo Angelonio. В переводе написано: В храмине Ангелонове. На листе 43 изображены сцены из «Пира Тримальхиона»: TRICLINIVM SIVE BICLINIVM / 1 TRIMALCIO E BALNEO AD TRICLINIVM DEDVCTVS, в переводе: Триклин или храмина 1. Тримальцио из бани в храмину введен

  • 37 Словарь русского языка XVIII в, Вып. 13, СПб: Наука, 2003, с. 68-69.
  • 38 И. Туробойский, Преславное торжество свободителя Ливонии, Панегирическая литература петровского вре (...)

24Появление слова «музей», «музеум» «Словарь русского языка XVIII века» фиксирует в 1721 г., но «музы» фигурируют в русских текстах несколько раньше, с 1705-го37. В отношении слова triclinium, русский переводчик мог быть знаком с католическими коннотациями этого слова. Поэтому, мы все-таки полагаем, что вряд ли он не догадался, о чем идет речь. Проблема в том, что тогда употреблять по любому поводу слово «храм» было небезопасно, и по собственному почину переводчик не стал бы этого делать. Еще в 1704 г. в описании триумфальных врат преподаватель Славяно-греко-латинской академии Иосиф Туробойский не решается назвать триумфальные врата храмом: «Ведати же тебе подобает. Первее: яко сия не суть храм, или церковь во имя некоего от святых созданная, но политическая, сиесть гражданская похвала труждающимся о целости отечества своего…»38. Иными словами, «храм» однозначно относится лишь к христианской церкви.

  • 39 Б.А. Успенский, Historia sub specie semioticae, Избранные труды, Т. I, М.: «Гнозис», 1994, с. 50-59
  • 40 Д.Д. Зелов, Официальные светские праздники как явление русской культуры конца XVII – первой половин (...)

25Расширительное толкование этого слова, придание ему второстепенных значений было, очевидно, вполне сознательной провокацией, адресованной традиционалистам. Антипетровские настроения были сильны в самых разных слоях российского общества. При этом царь провоцировал конфликты не только сутью своих реформ, но и внешними, символическими формами поведения: введением в обиход европейской одежды, курением табака, брадобритием и т.д. Все это усиливало распространенный в народе образ Петра-Антихриста39. Триумфальная арка с точки зрения традиционалистов – это языческий храм, капище, которому поклоняется Петр и его последователи, будучи «новыми язычниками»40.

  • 41 И. Туробойский, Полiтiколепная άποθέωςις достохвалныя храбрости всерωссийского геркулеса пресветлеi (...)
  • 42 Там же., с. 4, 5, 69.

26Прошло совсем немного лет со времени первого панегирика Иосифа Туробойского, и в следующем сочинении на подобную тему, в описании триумфальной арки Славяно-греко-латинской академии в честь Полтавской победы 1709 г. тот же автор41 куда более вольно обращается с этим словом. Он называет триумфальные арки и «Храмом чести победителя», и просто храмом «архитектурою украшенный храм добродетели представляет», или «структура храма сего от внешныя страны, сиреч архитектуры, мастерство имать преизрядное»42. Для проведения новых, подчеркнуто гражданских праздников необходимы были кроме их популяризации, еще и довольно жесткая полемика с традиционализмом. Полтавская победа укрепила не только внешнеполитические позиции Петра, но и внутренние. И потому авторы инвенций для триумфальных арок смогли изменить традиционный контекст применения слова «храм», подвергнуть его «секуляризации».

27Однако задачи Иосифа Туробойского и переводчика Бартоли-Беллори, все-таки отличались. В отношении триумфальных арок переводчик занял несколько двойственную позицию, в этом случае он ни разу не употребил слово храм, а называет их просто «здание» или «свод». В Veteres arcus…, фразу «[…] alij templum Iouis» он перевел как «[…] что было капище Зевесу» (л. 52). Но операцию по расширению семантического поля слова «храм» он все-таки произвел. Не назвав арки храмом, но определив таким образом два совершенно светских заведения, он лишил слово его сакрального контекста.

  • 43 IMPERATORIS CLAVDII APOTHEOSIS SIVE CONSECRATIO CLAVDIVS post mortem, Veterum superstitione, inter (...)
  • 44 Туробойский, Полiтiколепная άποθέωις… с. [7].
  • 45 Словарь русского языка XVIII в., Вып. 1, Л.: Наука, 1984, с. 82.

28Текст перевода, предназначался, скорее всего, не для печати, а для внутреннего использования. Следы такого использования обнаруживаются как в литературных памятниках той эпохи, так и в гравюрах. В переводе «Admiranda…», текст на листе 80 следующий: «ИМПЕРАТОРА КЛАВДИЯ АПОТЕОЗИС ИЛИ ПОСВЯЩЕНИЕ. Клавдий посмерти своей [по суперию древних] восприят был в число богов, венцем и короною лучезарною украшен, и, соводружившись Иовишу возносится на небеса»43. Свое предисловие к читателю И. Туробойский посвящает толкованию слова «апофеоз»: «Слово сие АПОФЕОСИС, в титле книжицы сея положенное иногда знаменает ПОСВЯЩЕНИЕ, или между боги почтение. Сие же бываше у древних обычне убо храбрым славным и добродетельным монархам и монархиням»44. Согласно «Словарю русского языка XVIII века», это первое известное употребление слова «апофеоз» в русских текстах45, и, похоже, оно заимствовано, по крайней мере, в таком контексте именно из альбомов Бартоли-Беллори.

  • 46 Medvedkova, «La bibliothèque d’architecture de Pierre le Grand… », p. 498-499, РГАДА, ф. 9, отд. I, (...)
  • 47 Bibliothecae Imperialis petropolitanae, СПб., 1742. P. IV. T. 2. C. 780. № 65
  • 48 Исторический очерк… c. 271, № 7; c. 346, № 1191.

29Информацию, предоставляемую нам архивными источниками, часто трудно связать с имеющимися книгами. Документально зафиксировано, что большое количество итальянских книг приобреталось агентами Петра I в Европе в 1715-1716 гг. Известно, что оба издания Бартоли-Беллори были среди покупок К. Зотова46. Однако во время передачи книг в Библиотеку Академии наук после смерти Петра имелось как минимум по два экземпляра той и другой книги. Во всяком случае, их наличие зафиксировано Камерным каталогом. В настоящее время в Библиотеке Петра имеется два экземпляра «Veteres arcus…» и один из них – БАН ОР П I ин. 468 – можно абсолютно точно идентифицировать с записью в Камерном каталоге (на форзаце один из зачеркнутых рукописных номеров – 65, что соответствует номеру по Камерному каталогу47. Там же отмечена и «Admiranda…», но это явно другой экземпляр – на альбоме П I Б № 110 нет помет и штампов Камерного каталога. В наличии нескольких экземпляров в петровском собрании нет ничего удивительного. Судя по реестрам более трети книг имели дублеты. Даже такой солидный труд как «Vitruvius Britannicus…» упомянут два раза (причем в одном случае уточняется, что это два тома, в другом ничего не уточняется48), а Colonna Traiana… Бартоли – упоминается три раза и таких примеров много.

30На наш взгяд, если бы именно эти экземпляры (т.е., П I Б № 109 и П I Б № 110) были покупками Зотова, их привезли бы в Петербург (в это время регулярное морское и сухопутное сообщение уже вполне налажено). И тогда, будь они не переплетены, они попали бы в руки И. Шумахера, а значит, Г.-К. Битнера. Битнер, даже если не целиком делал переплет, а только ремонтировал старый, наклеивал на корешок наклейку из красной кожи с тисненным золотом названием на языке оригинала и никогда не клеил бумажных ярлычков с русским текстом.

  • 49 А.А. Карев, Об особенностях изображения триумфального пространства на гравюрах петровского времени, (...)
  • 50 Е.А. Тюхменева, К истории сочинения и осуществления программ произведений искусства в России в перв (...)
  • 51 Письма и бумаги Петра Великого, Т. Х, М.: Изд. Наука, 1956, с. 61-62.

31В связи с вышеизложенными обстоятельствами у нас возникло предположение, что, возможно, этот корпус итальянских альбомов попал в Россию несколько раньше, по крайней мере, лет на десять, а время появления этих переводов можно связать с событиями конца 1709 – начала 1710 гг., т.е. с торжествами по случаю Полтавской победы и теми мероприятиями, которые предпринял Петр для развертывания самой масштабной пропагандистской компании. Ведь эта победа значила для него не только твердое основание в возведении новой столицы – Санкт-Петербурга, но стала залогом успеха всей его реформаторской деятельности. Для празднования Полтавской победы в декабре 1709 г. в Москве было построено восемь триумфальных ворот49. Одна из самых представительных арок была как и в 1704 г. построена учителями Славяно-греко-латинской академии. Программа арки, «Политиколепная апофеозис…», так же как и «Преславное торжество свободителя Ливонии…», составленные ректором академии И. Туробойским50, печатались московской типографией. Кроме этого Петром был заказан комплекс гравюр с изображением этого торжества: шествие войск через триумфальные арки51. В этом грандиозном проекте были задействованы граверы как Оружейной палаты, так и Московского печатного двора.

  • 52 Алексеева, Ук. соч., с. 118-119; Алексей Федорович Зубов. 1682-1751. Каталог выставки. Вст. ст., А. (...)

32На гравюре Алексея Зубова (Оружейная палата), так же как и Петра Пикарта (Московская типография) изображено шествие войск, проходящих через триумфальные ворота52 [илл. 7, 8]. Композиционный принцип, популярный в западноевропейской гравюре для изображений разного рода шествий, явно заимствован из гравюр Бартоли в «Veteres arcus…» (л. 10-13). Только поярусное изображение войск заменено серпантином, уходящим в перспективу, отдельные полки и персонажи, проходящие через арки, пронумерованы, внизу гравюры помещен текст и экспликация.

7

7

А.Ф. Зубов, Торжественное вступление русских войск в Москву после Полтавской победы 21 декабря 1709 г.

8

8

П. Пикарт, Торжественное вступление русских войск в Москву после Полтавской победы 21 декабря 1709 г.

  • 53 Е.А. Тюхменева, Искусство триумфальных врат в России первой половины XVIII века, Автор. Дисс., М., (...)
  • 54 Там же, с. 32-33.

33Облик триумфальных врат, дошедший до нас на гравюрах петровского времени не представляет собой прямого цитирования итальянских гравюр. Даже общее объемно-пространственное решение редко приближается к древнеримским образцам. Композиции фасадов арок больше напоминает фрагменты интерьеров, стенные панели, шпалерную развеску картин, часто отмечают их сходство с иконостасом. Совершенно очевидно, что создатели этих врат, архитекторы и художники, еще не усвоили в полной мере монументальный стиль незнакомого для петровской России типа сооружений, прежде всего, они не всегда умели справиться с новой для них проблемой масштаба. Этому способствовало еще и то обстоятельство, что вся архитектурно-художественная сторона создания арок определялась литературной основой. То есть, вначале составлялась текстовая инвенция, которой затем руководствовался архитектор53. В первой половине XVIII в. сочинителями таких текстов были деятели Славяно-греко-латинской академии и члены Синода. Пропагандистское значение триумфальных врат неотделимо от их просветительской функции. Как отмечают исследователи, «“школа” создания врат во многом восполняла отсутствие академической системы образования»54. Существенную часть этой «школы» представляли собой сборники гравюр Бартоли-Беллори вместе с их переводами.

Haut de page

Notes

1 Реестр № 913: Разные римские фигуры, под которыми по-руски подписано: Исторический очерк и обзор фондов рукописного отдела Библиотеки Академии наук, Вып. I, XVIII век, М., Л.: Издательство АН СССР, 1956, с. 333.

2 БАН ОР П I, (Библиотека Академии наук, отдел рукописей, Собрания Петра I), Б № 108; БАН ОР П I Б №110.

3 И.Н. Лебедева, Библиотека Петра I. Описание рукописных книг, СПб.: БАН, 2003, с. 222. На всех книгах кроме Бартоли-Беллори имеются пометы и на русском языке, сделанные одной рукой: Falda G.B. «Nuovi disegni dell’architetture,…»: «Новая архитектура строения домов Скамоция»; Falda G.B. «Li giardini di Roma…»: «Огороды римския Скамоцка»; Ferrerio P. «Palazzi di Roma…»: «Домы Скамоция»; Rossi D. «Studio d’architettura civile...»: «Учение архитекторское Скамоциова на итальянском»; Rossi G.-G. «Insignium Romae templorum…»: «от скамоцка». Об этом см. статью О. Медведковой в настоящем сборнике.

4 История библиотеки Академии наук СССР. 1714-1964, М., Л.: Наука, 1964, с. 14-15; СПбФ АРАН (Санкт-Петербургский филиал Архива Российской академии наук), ф. 3, оп. 1, д. 1, л. 7.

5 БАН ОР F 266 т. 1-8; Исторический очерк и обзор фондов рукописного отдела библиотеки Академии наук: Карты, планы, чертежи, рисунки и гравюры Собрания Петра I, М., Л.: Изд. АН СССР, 1961, с. 220-258.

6 O. Medvedkova, «La bibliothèque d’architecture de Pierre le Grand. Entre Curiosité et Passion», Cahiers du Monde russe. La Russie au XVIIIe. Sources et histoire, 47 (3), 2006, р. 471.

7 БАН ОР П I Б № 142.

8 Лебедева, Ук. соч., с. 245-246. У Лебедевой указана в качестве даты указан 1709 г., но в рукописи описываются торжества и молебен первых дней января 1710; П. Пекарский, Наука и литература в России при Петре Великом, Т.1. Спб., 1862, с. 365.

9 БАН ОР П I Б № 67; Лебедева, Ук. соч., с. 182-183; А.М. Панченко, Русская культура в канун петровских реформ, Л.: Наука, 1984, с. 187.

10 Т.А. Быкова, М.М. Гуревич, Описание изданий гражданской печати. 1708 – январь 1725 г., М., Л.: Изд. АН СССР, 1955, № 306.

11 БАН ОР П I Б № 152.

12 БАН ОР П I Б № 128.

13 БАН ОР П I Б № 141.

14 БАН ОР П I Б № 142; Лебедева, Ук. соч., с. 244-245.

15 Термины Московский печатный двор и Московская типография в тексте статьи употребляются как синонимы, поскольку это была единственная крупная, постояннодействующая типография в Москве в петровское время, только о ней и будет идти речь. Известны еще две: одна частная типогарфия В. Киприянова, (работавшая очень недолго, на сегодняшний день известно два принадлежащих ей издания) и Сенатская типография (функционировала в 1722 г.).

16 Bogart Abraham (1664-?). В библиотеке А. Виниуса имелась книга этого автора De Roomische monarchy… Utrecht, by F. Halma, 1697: Книги из собрания Андрея Андреевича Виниуса. Каталог. Сост. Е.А. Савельева, СПб.: БАН, 2008, № 35.

17 С.И. Николаев, Литературная культура петровской эпохи, СПб: «Дмитрий Буланин», 1996, с. 17; С.И. Николаев, «О стилистической позиции русских переводчиков петровской эпохи (к постановке вопроса)», XVIII век, Сб. 15, 1986, с. 113-114.

18 Редкую тщательность и добросовестность демонстрируeт его правка перевода Я. Брюса «Геометриа славенски землемерие», первой русской книги гражданского шрифта, напечатанной в Московской типографии. Правка касалась как стилистики и грамматики, так и математики, например, из 104 задач Петром было исправлено 62: С.Е. Фель, Петровская геометрия, Труды института истории естествознания, Том IV, М.: Изд. АН СССР, 1952, с. 144-145.

19 А.А. Покровский, Иностранныя книги XVI в. (1539-1570), Вып. 2. М.: Синодальная типография, 1912, с. IV

20 Покровский, Ук. соч., с. 65.; С.Н. Браиловский, Федор Поликарпович Поликарпов-Орлов, директор московской типографии, Журнал министерства народного просвещения, Сентябрь, 1894, с. 23.

21 Покровский, Ук. соч., с. V-VI.

22 Описание документов и дел хранящихся в архиве Святейшаго Правительствующего Синода. (1562-1721). Том I. Санктпетербург, 1868, с. 355.

23 Покровский, Ук. соч., № 96, с. 51-52.

24 БАН ОР П I Б № 142. Л. 32об.-33об.

25 Л. 34-34об.

26 БАН ОР П I Б № 101; С.И. Николаев, Польская поэзия в русских переводах (XVII-XVIII вв.), Л., 1999, с. 71-72, 144-148.

27 Письма и бумаги Петра Великого, Т. VIII. Вып. 2. М.: Изд. Наука, 1951, с. 572. Этот перевод, однако, не был напечатан.

28 М.А. Алексеева, Гравюра петровского времени, М.: Искусство, 1990, с. 65-66; Пекарский, Ук. соч., Т. II, c. 636-637.

29 Пекарский, Ук. соч., Т. II, с. 642;

30 А.А. Покровский, Печатный Московский двор в первой половине XVII века, М., 1913, с. 65.

31 Алексеева, Ук. соч., с. 62-64.

32 М.Н. Мурзанова, Книга Марсова – первая книга гражданской печати, напечатанная в Петербурге, Труды БАН СССР, Т. 1, М., Л.: 1948, с. 157; П. Пекарский, История Императорской Академии наук, Т. II, СПб., 1873, с. 656-665.

33 Б.А. Успенский, Ю.М. Лотман, Отзвуки концепции «Москва – третий Рим» в идеологии Петра Первого, Б.А. Успенский, Избранные труды, Т. I, М.: «Гнозис», 1994, с. 60.

34 Там же, с. 66.

35 А.В. Исаченко, «Когда сформировался русский литературный язык?» Цит. по: Николаев Литературная культура, с. 30.

36 Автор благодарит за консультацию в этом вопросе С.И. Николаева.

37 Словарь русского языка XVIII в, Вып. 13, СПб: Наука, 2003, с. 68-69.

38 И. Туробойский, Преславное торжество свободителя Ливонии, Панегирическая литература петровского времени, М.: Издательство «Наука», 1979, с. 154.

39 Б.А. Успенский, Historia sub specie semioticae, Избранные труды, Т. I, М.: «Гнозис», 1994, с. 50-59.

40 Д.Д. Зелов, Официальные светские праздники как явление русской культуры конца XVII – первой половины XVIII века, М.: УРСС, 2002, с. 142.

41 И. Туробойский, Полiтiколепная άποθέωςις достохвалныя храбрости всерωссийского геркулеса пресветлеiшаго, … М., 1709 г.

42 Там же., с. 4, 5, 69.

43 IMPERATORIS CLAVDII APOTHEOSIS SIVE CONSECRATIO CLAVDIVS post mortem, Veterum superstitione, inter Diuos relatus, radiata corona, ac ægide insignis, Iouique consociatus in cęlum fertur…

44 Туробойский, Полiтiколепная άποθέωις… с. [7].

45 Словарь русского языка XVIII в., Вып. 1, Л.: Наука, 1984, с. 82.

46 Medvedkova, «La bibliothèque d’architecture de Pierre le Grand… », p. 498-499, РГАДА, ф. 9, отд. I, 54. л. 429 об.

47 Bibliothecae Imperialis petropolitanae, СПб., 1742. P. IV. T. 2. C. 780. № 65

48 Исторический очерк… c. 271, № 7; c. 346, № 1191.

49 А.А. Карев, Об особенностях изображения триумфального пространства на гравюрах петровского времени, Петровское время в лицах – 2004. Государственный Эрмитаж, СПб.: Издательство ГЭ, 2004, с. 145.

50 Е.А. Тюхменева, К истории сочинения и осуществления программ произведений искусства в России в первой половине – середине XVIII века. Славяно-греко-латинская академия – Академия наук – Академия художеств, Русское искусство нового времени. Исследования и материалы, Сб.ст., Вып. 9, М.: «Памятники исторической мысли», 2005, с. 54.

51 Письма и бумаги Петра Великого, Т. Х, М.: Изд. Наука, 1956, с. 61-62.

52 Алексеева, Ук. соч., с. 118-119; Алексей Федорович Зубов. 1682-1751. Каталог выставки. Вст. ст., А.Г. Сакович, сост.кат. М.А. Алексеева, Л.: Искусство, 1988, № 8, с. 21; Русская светская гравюра первой четверти XVIII века, Л., 1978. 1-й вариант: № 3, с. 37; 2-й вариант № 8, с. 40.

53 Е.А. Тюхменева, Искусство триумфальных врат в России первой половины XVIII века, Автор. Дисс., М., 2003, с. 12.

54 Там же, с. 32-33.

Haut de page

Table des illustrations

1
Bellori P., Bartoli G., Veteres arcvs avgvstorvm..., Roma, 1690.
URL http://monderusse.revues.org/docannexe/image/9175/img-1.jpg
image/jpeg, 183k
2
Bellori P., Bartoli G., Admiranda romanorvm antiqvitatvm..., Roma, 1693.
URL http://monderusse.revues.org/docannexe/image/9175/img-2.jpg
image/jpeg, 141k
3
Лист с посвящением из «Veteres arcvs avgvstorvm...»
URL http://monderusse.revues.org/docannexe/image/9175/img-3.jpg
image/jpeg, 278k
4
Лист № 8 из « Admiranda romanorvm antiqvitatvm… ».
URL http://monderusse.revues.org/docannexe/image/9175/img-4.jpg
image/jpeg, 168k
5
« Описание триумфального въезда Петра I в Москву после Полтавской победы », лист № 3.
URL http://monderusse.revues.org/docannexe/image/9175/img-5.jpg
image/jpeg, 210k
6
« Описание триумфального въезда Петра I в Москву после Полтавской победы », лист № 2. Рисунок, тушь.
URL http://monderusse.revues.org/docannexe/image/9175/img-6.jpg
image/jpeg, 243k
7
А.Ф. Зубов, Торжественное вступление русских войск в Москву после Полтавской победы 21 декабря 1709 г.
URL http://monderusse.revues.org/docannexe/image/9175/img-7.jpg
image/jpeg, 186k
8
П. Пикарт, Торжественное вступление русских войск в Москву после Полтавской победы 21 декабря 1709 г.
URL http://monderusse.revues.org/docannexe/image/9175/img-8.jpg
image/jpeg, 216k
Haut de page

Pour citer cet article

Référence électronique

Irina V. Hmelevskih, « Две книги о римских древностях Бартоли-Беллори и их переводы на русский язык из библиотеки Петра Великого », Cahiers du monde russe [En ligne], 51/1 | 2010, mis en ligne le 10 mai 2013, Consulté le 20 août 2017. URL : http://monderusse.revues.org/9175

Haut de page

Auteur

Irina V. Hmelevskih

Bibliothèque de l’Académie des sciences, Saint-Pétersbourgdépartement scientifique des livres rares

Haut de page

Droits d'auteur

© École des hautes études en sciences sociales, Paris.

Haut de page