Navigation – Plan du site
Comptes-rendus
Russie ancienne et impériale

Pierre Gonneau, Ivan le Terrible, ou le métier du tyran

М.М. Кром
p. 353-356
Notice bibliographique

Pierre Gonneau, Ivan le Terrible, ou le métier du tyran, Paris : Tallandier, 2014, 557 p.

Texte intégral

1Тираны и после смерти сохраняют власть над людьми – по крайней мере, над их памятью и воображением : они не дают себя забыть и по количеству посвященных им биографий легко сравнятся с выдающимися умами человечества…

  • 1  Б.Н. Флоря, Иван Грозный, М., 1999 (2‑е изд. – 2003) ; A. Pavlov, M. Perrie, Ivan the Terrible, Lo (...)
  • 2 P. Gonneau, La Maison de la Sainte Trinité : un grand monastère russe du Moyen‑Âge tardif (1345 ‑ 1 (...)

2В ряду тиранов всех времен и народов Иван Грозный занимает заслуженное место. Только за последние пятнадцать лет в разных странах вышли три новых биографии первого русского царя, написанные известными историками1. И вот перед нами еще одна книга об Иване Грозном, на этот раз адресованная французскому читателю. Автор – профессор Сорбонны Пьер Гонно – хорошо известен специалистам своими работами о монастырской жизни и религиозности Московской Руси, к которым недавно добавился учебник по истории допетровской Руси, написанный в соавторстве с А.С. Лавровым2. Новый труд П. Гонно рассчитан на массового читателя, но выгодно отличается от многочисленных популярных и беллетризованных биографий царя (включая широко известную во Франции и за ее пределами книгу Анри Труайя) тщательно выверенной событийной канвой и очень широкой источниковой базой. Научно‑справочный аппарат книги состоит из многостраничных примечаний к основному тексту, хронологии основных событий царствования Ивана IV, генеалогических таблиц, подробной библиографии и указателей.

  • 3 См., например : G. Levi, « Les usages de la biographie », Annales. É.S.C., no 6, 44e année (1989), (...)

3Историки конца XX века немало экспериментировали с жанром биографии3, но Гонно предпочел новым подходам традиционный жанр жизнеописания, выражаемый формулой « герой и его время». Автор очень подробно характеризует эпоху Ивана III и Василия III, т.е. деда и отца Грозного, рассказывает о его несчастном детстве, венчании на царство, окружении молодого царя и военных походах 1550‑х годов. Однако сам Иван в этих событиях выглядит какой‑то бледной тенью, исполнителем чужих решений ; и, если целью автора, по его словам, было « попытаться создать личный портрет Ивана Васильевича» и « существенно углубить наше понимание [его] личности» (с. 16), то стоило ли посвящать двести с лишним страниц (более половины объема книги) описанию этого исторического фона ? Лишь в главах об опричнине и последующих мрачных событиях (включая гибель царевича Ивана) Грозный выходит на авансцену и становится главным героем – и главным виновником – описываемой трагедии.

  • 4 См. рецензию Лаврова на книгу Cornelia Soldat, Das Testament Ivans des Schreckliches von 1572 : Ein (...)

4Гонно точен в деталях и учитывает в своем изложении результаты новейших исследований, не всегда, впрочем, соглашаясь с высказанными оценками. Так, упоминая в примечании полемику по поводу подлинности дошедшего до нас текста завещания Ивана IV, он не принимает гипотезу К. Зольдат о фальсификации этого документа в конце XVIII – начале XIX века и присоединяется к мнению Р.Г. Скрынникова о том, что сохранившийся текст в основе своей содержит царское завещание, но со значительной правкой, внесенной при многократном переписывании (с. 459, прим. 43)4. Иногда, впрочем, мотивы, по которым автор отдает предпочтение традиционной версии перед более новой, остаются неизвестны читателю : например, Гонно называет шапку Мономаха изделием монгольских мастеров XIV века (с. 147), ссылаясь при этом в примечании, среди других работ, на недавнюю книгу Н.В. Жилиной (2001), в которой предложена совершенно иная концепция происхождения этого знаменитого памятника.

  • 5 По понятным причинам Гонно не мог учесть только что вышедшую монографию : А.И. Филюшкин, Изобретая (...)
  • 6 А.Л. Хорошкевич, Россия в системе международных отношений середины XVI века, М., 2003.
  • 7 А.Л. Юрганов, Категории русской средневековой культуры, М., 1998 (2‑е изд. – СПб., 2009), об опричн (...)

5В удачно составленной и весьма подробной библиографии, приложенной к книге, есть, на мой взгляд, несколько существенных лакун. В частности, вне поля зрения автора оказался цикл работ А.И. Филюшкина, посвященный так называемой Ливонской войне : исследователь убедительно показал, что сам этот термин является малоудачным историографическим конструктом, искусственно объединившим в одно целое ряд балтийских войн второй половины XVI века5. В свете этих наблюдений параграф в книге Гонно, озаглавленный « Причины Ливонской войны» (с. 198 и сл.), выглядит данью старой историографической традиции. Из других лакун отмечу монографию А.Л. Хорошкевич о международном положении России в середине XVI века6, а также книгу А.Л. Юрганова « Категории русской средневековой культуры», в которой предложена оригинальная интерпретация опричнины как своего рода « страшного суда», учиненного царем над своими подданными7.

6В отличие от предшествующих исследователей, пытавшихся найти рациональное объяснение действиям царя, Пьер Гонно не ставит вопроса о целях опричной политики Грозного или мотивах его завоевательных походов в Прибалтику : основное внимание автора сосредоточено на самой личности Ивана и особенностях его поведения. Наряду с беспредельной жестокостью царя историк отмечает хорошо известную склонность Грозного к лицедейству, буффонаде, что нашло отражение в названиях некоторых глав : например, глава об опричнине носит название « Смертельная игра царя» ; тема театральных эффектов, неожиданных развязок (coups de théâtre) нашла продолжение в главе о недолгом « правлении» Симеона Бекбулатовича (с. 313 и сл.).

7Вслед за Андреем Курбским Гонно уподобляет Ивана Грозного другому тирану и лицедею на троне – императору Нерону (с. 309, 392 ‑ 396). В качестве одного их эпиграфов к заключительной главе книги приведены последние слова, якобы сказанные Нероном перед смертью и донесенные до потомства Светонием : « Какой артист умирает вместе со мной !» (с. 373). Что же, помимо жестокости и лицедейства, объединяет римского императора и первого русского царя ? По‑видимому, то самое « ремесло тирана», вынесенное в подзаголовок книги Гонно. Однако в контексте биографии Грозного эта метафора явно неудачна : у кого же царь, потерявший отца в три года, а мать – в восьмилетнем возрасте, мог научиться этому страшному « ремеслу» ? Может быть, автор считает (как полагал Сигизмунд Герберштейн и некоторые другие иностранные наблюдатели), что тирания была неотъемлемым свойством московской политической традиции ? Однако прямых утверждений такого рода в книге нет. « Ремесло тирана» – понятие вневременное и легко укладывающееся в моралистическую традицию биографического жанра, идущую со времен Светония и Плутарха. Но ремесло историка, напротив, предполагает особое внимание к контексту, к обстоятельствам места и времени и побуждает исследователя пытаться понять своего героя исходя из особенностей эпохи, в которую он жил.

8В целом, я полагаю, французские читатели получили подробную хронику событий XVI века в России – хронику, некоторые страницы которой, возможно, заставят кого‑то из них вздрогнуть. Удалось ли, однако, Пьеру Гонно лучше, чем его предшественникам, постичь натуру первого русского царя ? На мой взгляд, нет. Похоже, жестокий насмешник вновь ушел от ответа на вопросы, которые уже не одно столетие продолжают волновать историков.

Haut de page

Notes

1  Б.Н. Флоря, Иван Грозный, М., 1999 (2‑е изд. – 2003) ; A. Pavlov, M. Perrie, Ivan the Terrible, London, 2003 ; I. de Madariaga, Ivan the Terrible, New Haven – London, 2005.

2 P. Gonneau, La Maison de la Sainte Trinité : un grand monastère russe du Moyen‑Âge tardif (1345 ‑ 1533), P., 1993 ; idem, À l’aube de la Russie moscovite. Serge de Radonège et André Roublev : légendes et images (xivexvie s.), P., 2007 ; P. Gonneau, A. Lavrov, Des Rhôs à la Russie : Histoire de l’Europe orientale, 730 – 1689, P., 2012.

3 См., например : G. Levi, « Les usages de la biographie », Annales. É.S.C., no 6, 44e année (1989), p. 1325‑1336.

4 См. рецензию Лаврова на книгу Cornelia Soldat, Das Testament Ivans des Schreckliches von 1572 : Eine kritische Aufklärung в этом же номере Cahiers du Monde russe. –A.J.

5 По понятным причинам Гонно не мог учесть только что вышедшую монографию : А.И. Филюшкин, Изобретая первую войну России и Европы : Балтийские войны второй половины XVI в. глазами современников и потомков, СПб., 2013. Однако эту тему исследователь разрабатывает, по крайней мере, с начала 2000‑х годов, и его наблюдения отражены в ряде статей, см. : А.И. Филюшкин, « Дискурсы Ливонской войны», Ab imperio, № 4, 2001, c. 43‑79 ; его же, « Ливонская война или Балтийские войны ? К вопросу о периодизации Ливонской войны» in Балтийский вопрос в конце XV – XVI в. : Сб. науч. cтатей, М., 2010, c. 80‑94.

6 А.Л. Хорошкевич, Россия в системе международных отношений середины XVI века, М., 2003.

7 А.Л. Юрганов, Категории русской средневековой культуры, М., 1998 (2‑е изд. – СПб., 2009), об опричнине см. с. 356 ‑ 411.

Haut de page

Pour citer cet article

Référence électronique

М.М. Кром, « Pierre Gonneau, Ivan le Terrible, ou le métier du tyran », Cahiers du monde russe [En ligne], 55/3-4 | 2014, mis en ligne le 09 avril 2015, Consulté le 28 mai 2017. URL : http://monderusse.revues.org/8026

Haut de page

Auteur

М.М. Кром

Европейский университет в Санкт‑Петербурге

Haut de page

Droits d'auteur

© École des hautes études en sciences sociales, Paris.

Haut de page