Navigation – Plan du site
• • • Comptes rendus • • •
De la fin de l’ancien régime à la guerre civile

Francis W. Wcislo, Tales of Imperial Russia

S.K. Lebedev
p. 708-712
Notice bibliographique

Francis W. Wcislo, Tales of Imperial Russia. The Life and Times of Sergei Witte, 1849–1915. Oxford – New York : Oxford University Press, 2011, xiv + 1 314 p.

Texte intégral

  • 1 Sidney Harcave, Count Sergei Witte and the Twilight of Imperial Russia, Armonk, NY, 2004. Диссертац (...)

1О C.Ю. Витте, ключевой фигуре поздней Российской империи, написано много, и литература о нем продолжает прибывать, причем основное внимание уделяется личности героя и его образе в обществе1. Вместе с тем появление новой книги о Витте важно именно сейчас, когда в современной России видим усиление внимания к фигуре П.А. Столыпина с его формулой модернизации.

  • 2 Francis W. Wcislo, “Witte, Memory, and the 1905 Revolution: A Reinterpretation of the Witte Memoirs (...)

2Что касается Фрэнсиса В. Вчисло, одного из наиболее известных и глубоких специалистов по Витте и поздней Российской империи, то он предлагает, по меньшей мере с 1995 г.,2 понимать личность Витте и мотивы его деятельности в связи с тремя иллюзиями его внутреннего мира: имперское величие России с ее трансконтинентальной железной дорогой, мировой торговлей и русской цивилизацией; приверженность самодержавию, легитимному уже потому, что оно гарантировало империю; единство российского многоэтничного общества как имперской нации, связанной индустриальной экономикой. Т.е. «империализм» – наиболее заметное свойство проявлений личности и мировоззрения Витте. В новой книге Ф. Вчисло обращает еще большее внимание на эмоциональную сферу жизни своего героя, на его пристрастия и комплексы. Витте, «джентльмен долгого викторианского (т.е. имперского) периода», на склоне лет, отойдя от дел, пишет картину своей жизни и заодно – заката Российской империи. Вообще новейшая литература склонна видеть все больше положительных черт в империи как таковой.

3Полемика вокруг образа Витте началась еще при его жизни. Одни из свидетелей деяний государственного мужа – просто эманации самого Витте, другие – его сотрудники и нанятые журналисты (А.А. Анспах, А.Н. Гурьев), третьи – публицисты, боровшиеся идейно с «социализмом» или «западничеством» Витте (И.Ф. Цион, Г.В. Бутми), или напротив – «западники» (П.П. Мигулин, И.Х. Озеров, Д.А. Лутохин).

  • 3 Ср.: Б.В. Ананьич, Р.Ш. Ганелин, “Опыт критики мемуаров С.Ю. Витте”, Вопросы историографии и источн (...)

4После выхода «Воспоминаний» Витте, в 1920-е годы началось разоблачение Витте современниками, затронутыми его мемуарами, а затем, с появлением работ Б.А. Романова, началась критика текстов Витте историками. Причем все авторы, пишущие о Витте и пользующиеся его текстами, отмечают их насыщенность фактами, но самое главное – концентрацию в них основных проблем позднеимперской России. Так, Б.В. Ананьич и Р.Ш. Ганелин всегда подчеркивают, что для них формула «похода в архив» (Российский государственный исторический архив в С.-Петербурге, главный архив империи) такова: от текста Витте – к документам и, в итоге, обращение к значительному сюжету в своем творчестве как исследователей3. Можно сказать, что сама петербургская школа политической и экономической истории России Нового времени, так или иначе, связана с рефлексией по поводу Витте. Кроме РГИА важнейшей базой исследований о Витте являются его бумаги и другие материалы в Бахметевском архиве Колумбийского университета в Нью-Йорке. Безусловно, работы Т. фон Лауэ и самого Фрэнсиса Ф. Вчисло оказали серьезное влияние на образ России и Витте в мировой историографии. До сих пор мемуары Витте можно использовать в качестве ключа к довольно темному периоду раннего Витте 1880-х – начала 90-х гг. (деятельность в частных железных дорогах, на посту директора Департамента железнодорожных дел и министра путей сообщения).

5Витте на протяжении всей своей карьеры считал воздействие на общественное мнение неотъемлемой частью политики и условием пребывания у власти. Кампании в пользу государственного кредита империи, а также собственная популярность занимали Витте не меньше, чем успех у государя. Ф. Вчисло полагает, что Николай II не понимал Витте, но ведь все реформы Витте провел в царствование этого императора.

6Естественно, что мемуары стали для Витте одним из инструментов возвращения к власти. Напротив, царь не должен ничего общественному мнению – в этом одна из причин малой информативности дневников Николая II. Он, кстати, “викторианский джентльмен” в гораздо большей мере, чем Витте. Важнейшая тема мемуаров Витте: Русско-японская война 1904-1905 гг. Он – человек крупных дел, и с ним связаны только успехи. Виновники неудач: некомпетентные советники, злонамеренные лица, да и сам государь.

  • 4 Б.В. Ананьич, С.К. Лебедев, “С.Ю. Витте и русско-японская война”, Власть и общество в России во вре (...)
  • 5 См. труды Б.А. Романова, Б.В. Ананьича, Р.Ш. Ганелина. До последних дней жизни Витте интенсивно общ (...)

7Мемуары отнюдь не плод холодного ума на склоне лет. Витте не мог скрыть свой взрывной, «южный» характер. Он – боец, он организовал целую литературу апологии себя как единственного спасителя России, да и сам не стеснялся писать тексты такого рода, давал интервью журналистам всех стран. После возвращения из Портсмута осенью 1905 г., он попытался, хотя и безуспешно, добиться переименовании Каменноостровского проспекта в С.-Петербурге в «Проспект Витте»4 – памятник при жизни (как в г. Дальнем, в Маньчжурии). Дочь П.А. Столыпина Мария Бок вспоминала, как Витте просил ее отца вмешаться и не допустить переименования в Одессе улицы его имени. Графский титул безмерно грел его честолюбие. Идея Ф. Вчисло, что Витте ушел из современности в 1908 г. в свои воспоминания и отстранился от мира (р. 240) входит в противоречие с распространенным тезисом, что Витте стремился вернуться в политику, для чего использовал, в том числе, и свои воспоминания.5

  • 6 Дж.Ф. Нормано, “Дух российской экономической науки”, в кн.: И.И. Левин, Акционерные коммерческие ба (...)

8Витте вряд ли соответствует понятию «викторианского джентльмена» не только потому, что в России английская культура и воспитание стали входить в моду лишь в конце XIX века. Для русских элит в целом ближе были континентальные модели Франции и Германии. Даже основанный Витте Санкт-Петербургский Политехнический институт, несмотря на попытки скопировать обычаи английских колледжей, находился под сильным немецким влиянием6.

  • 7 Вспоминая торговую войну России с Германией в 1893 г., Витте писал: «…Бисмарк после принятых мной р (...)

9Наконец, он сторонник германских теорий модернизации с помощью государства. Бисмарк – авторитет и пример для него7. И.Ф. Цион не зря называл Витте «социалистом» и «нигилистом». Витте продел путь от охранителя к реформатору, и от славянофильства к западничеству (индустриализация – экономическое содержание модерна).

  • 8 см.: С.К. Лебедев, С.-Петербургский Международный коммерческий банк во второй половине XIX века: ев (...)
  • 9 С.Ю. Витте, Из архива С.Ю. Витте: Воспоминания. Т.1. Кн.1., СПб., 2003, c. 112.
  • 10 См.: Bertha v. Suttner, Lebenserinnerungen, Berlin, 1979. 6. Aufl.
  • 11 Витте, Из архива, т. 2, с. 251-252.
  • 12 Лебедев, С.-Петербургский Международный банк, с. 224.
  • 13 Витте, Из архива, т.1, с. 175-177, 377.

10Витте в мемуарах принижал И.А. Вышнеградского и банкира и железно-дорожника И.С. Блиоха (I.G. Bloch) – людей, которые привели его в Петербург8. Блиох якобы «ничего собою не представлял; в конце концов, вся сила этих господ заключалась в кармане»9. Между тем, Блиох составил себе имя и в пацифизме10. Он предсказал будущие ужасы войны. Витте и сам выступил как пацифист во время начавшейся Мировой войны, причем использовал не только свой опыт Портсмута 1905 года, как справедливо замечает Вчисло, но и идеи Блиоха. Блиох для Витте - пример еврейского железнодорожного подрядчика, «шмендеферника» (от chemin de fer, ср. выскочка, «шмендрик» на идиш). Витте говорит, что нахальный тон – свойство образованных евреев, особенно русских11. Ф. Вчисло отмечает такие пассажи у Витте, между тем как С.М. Проппер прямо называл «позднего» Витте антисемитом. Эпитет «нахальный» Витте применял, впрочем, не только к евреям. Пример – В.А. Половцов, брат государственного секретаря А.А. Половцова, о котором пишет Вчисло, тоже как о типе «викторианца» (с. 127). После Тилигульской катастрофы Витте лишился поста на Одесской железной дороге, был арестован. Когда Витте обратился было за местом к председателю Главного Общества российских железных дорог В.А. Половцову, тот не допустил его к себе и дал знать через своего секретаря, что не имеет вакансии для «бывшего каторжника». Витте дал почувствовать свою власть В.А. Половцову, став директором Департамента железнодорожных дел, и не простил унижения никогда, аттестовав того через много лет в своих «Воспоминаниях», конечно, по другому поводу, как «невежливого» и «нахального»12. Впрочем, у Витте характеристикой бестактного parvenu13 объединены образы обоих братьев (p. 127).

  • 14 Лебедев, С.-Петербургский Международный банк, с. 107-112.

11Были и люди, некогда близкие к Витте, о которых он предпочитал умолчать в мемуарах, такие, как Д.А. Гравенгоф, журналист, выполнявший для Витте услуги деликатного свойства, в том числе и в отношении его родственников14.

  • 15 «Россия быстро движется к государственному банкротству». Записка С.Ф. Шарапова великому князю Алекс (...)

12Современники обвиняли Витте в макроэкономическом подходе к народному хозяйству, в том, что он занимался только государственным кредитом в ущерб реальной экономике15. В итоге своей книги Ф. Вчисло справедливо замечает (р. 243), что к 1915 г. был разрушен мировой финансовый порядок (и прежде всего золотой стандарт), частью которого, собственно и являлась «система Витте». Но нельзя забывать, что карьерный взлет Витте пришелся на экономический подъем 1890-х гг., и он как министр финансов пал за десятилетие до Мировой войны (в 1903 г.) жертвой финансового кризиса и слабой экономической конъюнктуры рубежа ХХ века.

  • 16 S.M. v. Propper, Was nicht in die Zeitung kam: Erinnerungen des Chefredakteurs der “Birschewyja Wed (...)
  • 17 С.Г. Беляев, П.Л. Барк и финансовая политика России в 1914-1917 гг., СПб., 2002; И.В. Лукоянов, «Не (...)

13Заметим, что известную помощь Ф. Вчисло оказали бы некоторые изданные мемуары знавших Витте лиц,16 а также изданная недавно литература17.

14Что за человек был Витте? «Большой человек» у И.И. Колышко, «великий человек» у С.М. Проппера. Фрэнсис Вчисло (p. 253) заканчивает свою книгу позаимствованным у А.Ф. Кони образом «Гулливера в царстве лилипутов».

15Книга Фрэнсиса Вчисло – значительна. Автор ставит задачей не оценить, но понять жизнь графа Витте и его как личность, обратившись к антропологическим методам. Ф. Вчисло крайне внимателен к семейным отношениям своего героя. Он не проходит мимо острых и двусмысленных мест у Витте: уранизм как атрибут викторианства (p. 67-68), маскулинность, его расовые чувства (р. 76). Читатель видит Витте как человека в его сложности и противоречивости. Особо отметим удачное использование корреспонденции, что значительно расширяет угол зрения на личность Витте.

16Ф. Вчисло взялся анализировать имперское сознание, выбрав феномен выдающейся личности, но Витте с трудом укладывается в ложе однозначных определений, и, очевидно, в дальнейшем придется использовать на этом пути все более совершенные инструменты.

Haut de page

Notes

1 Sidney Harcave, Count Sergei Witte and the Twilight of Imperial Russia, Armonk, NY, 2004. Диссертации последнего десятилетия, защищенные в России: В.В. Ахтямов, Психоисторические аспекты жизни и деятельности С.Ю. Витте и П.А. Столыпина, Омск, 2005; С.В. Самонов, Министр финансов С.Ю. Витте и его политика в общественном мнении России: 1892-1903 гг., М., 2008; К.В. Гаврилов, С.Ю. Витте и общественное мнение о его государственной деятельности, СПб., 2009.

2 Francis W. Wcislo, “Witte, Memory, and the 1905 Revolution: A Reinterpretation of the Witte Memoirs”, Revolutionary Russia, 8:2, p. 166-178; Ф. Вчисло, “Витте, самодержавие и империя: мечты конца XIX века”, Россия XXI, 2001, № 4.

3 Ср.: Б.В. Ананьич, Р.Ш. Ганелин, “Опыт критики мемуаров С.Ю. Витте”, Вопросы историографии и источниковедения истории СССР, М.-Л., 1963; “Сергей Юльевич Витте”, Вопросы истории, 1990, № 8; С.Ю. Витте – мемуарист, СПб., 1994; Сергей Юльевич Витте и его время, CПб., 1999.

4 Б.В. Ананьич, С.К. Лебедев, “С.Ю. Витте и русско-японская война”, Власть и общество в России во время русско-японской войны и революции 1905-1907 гг., СПб., 2007, c. 17.

5 См. труды Б.А. Романова, Б.В. Ананьича, Р.Ш. Ганелина. До последних дней жизни Витте интенсивно общался с политиками, журналистами и деловыми людьми. Об этом, например, пишет С.М. Проппер в мемуарах. См. также публикацию З.И. Перегудовой «Последний год жизни Сергея Юльевича Витте. По дневникам наружного наблюдения. 1914-1915 гг.», Исторический архив. 2004, № 3-5.

6 Дж.Ф. Нормано, “Дух российской экономической науки”, в кн.: И.И. Левин, Акционерные коммерческие банки в России: сборник, М., 2010, c. 431.

7 Вспоминая торговую войну России с Германией в 1893 г., Витте писал: «…Бисмарк после принятых мной решительных мер обратил на меня особое внимание и несколько раз через знакомых высказывал самое высокое мнение о моей личности» (Из архива С.Ю. Витте, Воспоминания. Т. 2. Рукописные заметки, СПб., 2003, c. 84).

8 см.: С.К. Лебедев, С.-Петербургский Международный коммерческий банк во второй половине XIX века: европейские и русские связи, М., 2003, c. 220-224.

9 С.Ю. Витте, Из архива С.Ю. Витте: Воспоминания. Т.1. Кн.1., СПб., 2003, c. 112.

10 См.: Bertha v. Suttner, Lebenserinnerungen, Berlin, 1979. 6. Aufl.

11 Витте, Из архива, т. 2, с. 251-252.

12 Лебедев, С.-Петербургский Международный банк, с. 224.

13 Витте, Из архива, т.1, с. 175-177, 377.

14 Лебедев, С.-Петербургский Международный банк, с. 107-112.

15 «Россия быстро движется к государственному банкротству». Записка С.Ф. Шарапова великому князю Александру Михайловичу. 1895 г., Исторический архив, 1999, № 3, с. 178. Ср. Лев Толстой: «1 января 1901 г. Москва)…Читал “Six systems of Indian Philosophy” и отчет министра финансов. И остаюсь равнодушен к тому и другому», Л.Н. Толстой, Собрание сочинений, в 22 т., т. 22, М., 1985, с. 130.

16 S.M. v. Propper, Was nicht in die Zeitung kam: Erinnerungen des Chefredakteurs der “Birschewyja Wedomosti”, Frankfurt a. M., 1929; И.И. Колышко, Великий распад, СПб., 2009; В.Б. Лопухин, Записки бывшего директора департамента Министерства иностранных дел, СПб., 2008 (Ф. Вчисло ссылается на рукопись).

17 С.Г. Беляев, П.Л. Барк и финансовая политика России в 1914-1917 гг., СПб., 2002; И.В. Лукоянов, «Не отстать от держав…» Россия на Дальнем Востоке в конце XIX-начале ХХ вв., СПб., 2006; Лебедев, С.-Петербургский Международный банк. Уточним, что дальневосточные дела в фонде 560 в РГИА, собраны в описи 28, а не 38.

Haut de page

Pour citer cet article

Référence électronique

S.K. Lebedev, « Francis W. Wcislo, Tales of Imperial Russia », Cahiers du monde russe [En ligne], 52/4 | 2011, mis en ligne le 03 décembre 2012, Consulté le 02 septembre 2014. URL : http://monderusse.revues.org/7599

Haut de page

Droits d'auteur

© École des hautes études en sciences sociales, Paris.

Haut de page