Navigation – Plan du site
Identités nationales, empires, régions

Л.Б. Милякова, отв. ред., Книга погромов

Олег Будницкий - Oleg Budnickij
p. 821-827
Notice bibliographique

Л.Б. Милякова, отв. ред., Книга погромов. погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны1918-1922 гг. Сборник документов [Le livre des pogromes. Les pogromes en Ukraine, en Biélorussie et dans la partie européenne de la Russie pendant la guerre civile 1918-1922. Recueil de documents]. Москва: РОССПЭН, 2006, xxxvi + 995 с.

Texte intégral

  • 1  David G. Roskies, Against the Apocalypse: Responses to Catastrophe in Modern Jewish Culture, Cambr (...)

1В мае 1919 г. Редакционная коллегия по собиранию и публикации материалов о погромах на Украине (образованная при Центральном комитете помощи пострадавшим от погромов в Киеве) выпустила обращение: «Евреи! Страшное проклятие погромов обрушилось на наши города и местечки и миру ничего не известно об этом; мы сами знаем очень мало или почти ничего о происходящем». Пострадавших и свидетелей призывали присылать сведения о погромах. Присланные и собранные сотрудниками различных еврейских организаций свидетельства составили основу Архива восточноевропейского еврейства. Архив в 1921 г. был переправлен в Берлин. В 1933 г., после прихода к власти в Германии нацистов, часть архива была перевезена в Вильно, часть – в Париж, а затем на юг Франции. В 1942 г. нацисты уничтожили вильнюсскую часть архива, парижская была переправлена в Нью-Йорк, где и находится сейчас в Институте высших еврейских исследований (YIVO) в коллекции И. Чериковера1.

2Часть материалов, собранных группой еврейских интеллигентов, уехавших заграницу, осталась в Киеве, в основном в копиях, и перешла «по наследству» к советскому Евобщесткому (Всероссийскому общественному комитету помощи пострадавшим от погромов и стихийных бедствий). Евобщестком продолжил сбор материалов о погромах, преимущественно на Украине. В августе 1920 г. была образована белорусская комиссия Евобщесткома (фактически начала работу с декабря того же года). Cбором документов и свидетельств о погромах активно занимался также Отдел помощи погромленным Российского общества Красного Креста (РОКК) и некоторые другие, в основном еврейские, организации. Подробно о деятельности организаций, благодаря которым был собран обширный материал о погромах в период Гражданской войны и в начале 1920-х гг., рассказано во вступительной статье Л.Б. Миляковой к рецензируемому сборнику (с.XVII-XXX). В силу различных особенностей, в том числе централизации архивного дела в СССР, большинство собранных материалов оказалось сосредоточено в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ, прежнее название – Центральный государственный архив Октябрьской революции) в Москве и закрыто для исследователей на десятилетия.

  • 2  E.G. Elias Heifetz, The Slaughter of the Jews in the Ukraine in 1919, New York: Seltzer, 1921; С.И (...)

3В 1920-начале 1930-х гг. различными исследователями и общественными деятелями в Советской России/СССР и за рубежом было опубликовано несколько документальных сборников и исследований с обширными документальными приложениями, основанными или на материалах Архива восточноевропейского еврейства, или же на материалах, отложившихся в советских архивах2.

  • 3  И. Шехтман Погромная энциклопедия, Рига: Народная мысль, 1923, 23 ноября, с. 2.
  • 4  Редакционная коллегия по собиранию и публикации материалов о погромах во главе с И.М. Чериковером, (...)

4Изучение трагедии российского еврейства эпохи Гражданской войны в России приостановилось после Второй мировой войны: ужас Холокоста затмил предшествующие события. «Подлинная и исчерпывающая» «погромная энциклопедия», к созданию которой когда-то призывал И.Б. Шехтман3, так и не была написана4.

  • 5  Погромы. Краткая еврейская энциклопедия, Иерусалим, 1992, Т. 6, cтлб. 569-575; « Украина », Там же (...)
  • 6  См. новейшую работу о числе погибших евреев в период Хмельнитчины: Sh. Stampfer,«What actually hap (...)

5Всего в 1918-1920 гг. только на Украине приблизительно в 1 300 населенных пунктах произошло свыше 1 500 еврейских погромов. Было убито и умерло от ран, по разным оценкам, от 50-60 до 200 тыс. евреев. Около 200 тыс. было ранено и искалечено. Были изнасилованы тысячи женщин. Около 50 тыс. женщин стали вдовами, около 300 тыс. детей остались сиротами5. А ведь погромы происходили также на территории Белоруссии и России, продолжались и в начале 1920-х годов. Точное число их жертв вряд ли когда-нибудь будет установлено. Истребление евреев в годы Гражданской войны было беспрецедентным по своим масштабам. Число погибших, даже если брать в расчет минимальные цифры, превосходило число убитых в период Хмельнитчины6. Если учесть физические и психические травмы, десятки тысяч вдов и сотни тысяч сирот, то можно говорить, что погромы эпохи Гражданской войны оказали прямое воздействие приблизительно на один миллион человек.

  • 7 Я. Гросс,Соседи, М., 2002,с. 108-109.

6Евреев убивали на дороге, в поле, в поездах; иногда погибали целые семьи и некому было рассказать об их судьбе. Конечно, уничтожение евреев в период Гражданской войны не было тотальным, но все же к рассказам уцелевших, на наш взгляд, может быть применен подход, о котором пишет Ян Гросс в книге о судьбе евреев польской деревни Едвабне, уничтоженных их соседями-поляками в 1941 году еще до прихода нацистов: «Это все рассказы “через розовые очки”, с хеппи-эндом, рассказы тех, кто выжил... И поэтому [мы] должны относиться к тем буквально обрывкам информации, которыми мы располагаем, с осознанием того, что истина об уничтожении евреев может быть только более трагична, чем наше представление о ней на основе свидетельств тех, кто выжил»7.

7Рецензируемая книга, на наш взгляд, является наиболее серьезным шагом к созданию «погромной энциклопедии» и, бесспорно, наиболее полным и систематическим сборником документов по истории погромов эпохи Гражданской войны. Публикаторы, очевидно, хотели создать документальную историю погромов: сборник построен по хронологическому принципу и в случае отсутствия документов (это касается погромов конца 1917-1918 гг.) сведения о событиях приводятся по материалам прессы. В отличие от сборников и исследований 1920-1930-х гг., в которых почти исключительное внимание уделялось погромам на Украине, в данном сборнике обильно представлены документы по истории погромов на территории Белоруссии (док. № 207-300) и России (док. № 301-364). Преобладают, что вполне ествественно, учитывая локализацию погромов, документы по истории антиеврейского насилия на Украине (док. № 1-206).

  • 8 В.Л. Генис, «Первая Конная армия: за кулисами славы», Вопросы истории, no 12, 1994; О.В. Будницкий, (...)

8Публикаторы стремились – и им это удалось – сделать сборник по возможности репрезентативным. В сборник включены документы, позволяющие уточнить территориальные рамки погромов; представлены документы по погромам в различных типах населенных пунктов; «документы, представляющие весь спектр социально-политических сил и слоев, вооруженных сил и движений, участвовавших в погромах» (с. XXXIV). Как известно, в наибольшей степени «отличились» в деле убийства и ограбления евреев части украинской Директории (петлюровцы), Вооруженных сил Юга России (белые), банды различных атаманов; «отметились» и войска претендовавшей на «европейскость» Польши. Если говорить о «представительстве» различных погромщиков, то впервые с такой полнотой представлены документы о погромах, осуществленных частями Красной армии, в особенности прославленной Первой Конной. Об этом уже говорилось в исследовательской литературе8, тем не менее публикация документов представляется чрезвычайно полезной.  

9В сборник вошли материалы 6 фондов ГАРФ – Евобщесткома, Еврейского общества помощи жертвам войны и погромов (ЕВОПО), РОКК, а также Совета Народных Комиссаров СССР, Всероссийского Центрального исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР, Полномочной комиссии ВЦИК по борьбе с бандитизмом на Западном фронте. Документы последних четырех фондов, также как два документа из Российского государственного архива социально-политической истории (фонд ЦК КПСС), дают представление о политике большевиков, направленной на борьбу с погромами и на их предотвращение.

10Наибольшее число опубликованных документов извлечено из фонда Евобщесткома.

11Ядро сборника – опросы потерпевших и свидетелей, материалы обследований погромленных мест, проведенных в основном представителями еврейских организаций. Доклады уполномоченных, проводивших обследования, опять-таки базировались преимущественно на рассказах переживших погром. Эти рассказы – при всем разнообразии индивидуальных случаев и судеб – в совокупности составляют однородное повествование об убийствах, пытках, грабежах и изнасилованиях. О нечеловеческих муках, обрушившихся в подавляющем большинстве случаев на людей, не имевших никакого отношения к политике и виновных лишь в том, что они имели несчастье родиться в России евреями. Да к тому же жить в ней в период «русской смуты».

12Возможно, самым страшным документом, опубликованном в сборнике, является фотография семьи Гурвич, сделанная в 1915 году. Семья ничем не примечательна – семейная пара и их шестеро детей, что не было необычным для еврейских семей начала ХХ века. Судя по одежде, семья принадлежала к «среднему классу». А возможно Гурвичи просто приоделись по такому торжественному случаю, как фотографирование. От них осталась только эта фотография. Вся семья погибла во время погрома.

  • 9  О.В. Будницкий, Указ. соч., с. 275-343.

13Погромы не были новостью для российских евреев. В эпоху Гражданской войны они переживали уже третью «погромную волну». Эта «третья волна», бесспорно, принципиально отличалась от двух предыдущих. На наш взгляд, документы, опубликованные в сборнике, подтверждают некоторые умозаключения относительно погромов, сделанные нами в монографии, посвященной истории российских евреев во время Гражданской войны9.

14Одно из главных отличий погромов периода Гражданской войны от погромов 1881-1884 и 1905-1906 гг. – колоссально возросшее число жертв. Когда речь идет о десятках и сотнях (нескольких тысячах в период  погромов 1905-1906 гг.) убитых, с одной стороны, и десятках тысяч, с другой, это уже другое качество насилия. Если в одном случае мы можем говорить о беспорядках, сопровождавшихся человеческими жертвами, то в другом речь идет об истреблении. Разумеется, не каждый погром сопровождался массовыми убийствами евреев, независимо от пола и возраста; однако такого рода еврейские погромы наблюдались впервые в новейшей истории России и впервые в истории Европы в ХХ столетии.

15В период Гражданской войны антиеврейское насилие впервые начинает исходить от власти, точнее, от тех сил, которые претендовали на то, чтобы быть центральной властью. Власть не организовывала погромы, но не предпринимала достаточно решительных мер для их пресечения, применяясь к настроениям войск и фактически санкционируя происходящее. Впервые погромы осуществлялись частями более (белые) или менее (Директория) регулярной армии; на долю войск Директории и ее союзников, а также белых приходится свыше 50% убитых: армейские части оказались лучше “приспособлены” для массовых убийств.

16Массовая резня была идеологически подготовлена: агрессивный национализм, наиболее ярким проявлением которого был антисемитизм, стал суррогатом идеологии белого движения. Агрессивный национализм был не в меньшей степени присущ украинскому национальному движению. Нельзя, на наш взгляд, списывать погромы на «вседозволенность безвластного времени» (с. XI). Могли же большевики, армия которых состояла из того же «человеческого материала», что и армии белых или петлюровские вооруженные формирования, пресечь погромы, не останавливаясь перед массовыми расстрелами, о чем свидетельствуют документы, включенные в сборник.

  • 10 См. S.M. Berk, Year of Crisis, Year of Hope: Russian Jewry and the Pogroms of 1881-1882, Westport, (...)

17В дореволюционной России антиеврейское насилие всегда исходило «снизу» (исключение – депортации еврейского населения в период Первой мировой войны). Полиция и войска могли быть пассивны, могли даже сочувствовать погромщикам, но практически никогда не были участниками погромов; в конечном счете власть восстанавливала порядок10. В 1919 г. уповать на власть не приходилось. Точнее, приходилось уповать лишь на одну власть – советскую.

18Антиеврейское насилие – это не просто одна из разновидностей «этнического насилия», которое было одним из аспектов Гражданской войны (с. III). Только евреев в период Гражданской войны убивали за то, что они евреи, независимо от пола, возраста и политических убеждений и именно это прежде всего позволяет сравнивать погромы эпохи Гражданской войны с Холокостом.

19Возвращаясь к сборнику, отметим, что он снабжен историко-географической справкой, археографическим предисловием, именным и географическим указателем, реальным комментарием (с. 837-923, 634 примечания). Заметим, что в примечаниях приведены фрагменты архивных документов.

20Еще раз подчеркнем, что рецензируемый сборник – наиболее серьезный вклад в создание «погромной энциклопедии» и самая обширная публикация документов за всю историю изучения погромов. Однако, на наш взгляд, это важный, но далеко не завершающий шаг в создании доступной для исследователей документальной базы. Как можно судить по архивной описи, только в фонде Евобщесткома находится почти полторы тысячи единиц хранения. Понятно, что составители сборника стремились опубликовать наиболее важные и информативные документы. Однако то, что представляется менее важным одним, может представлять ценность для других исследователей. Следующая проблема: все опубликованные документы – на русском языке. Между тем, в составе фонда Евобщесткома часть документов – на идише. Остается неясным, дублируются ли они текстами на русском или представляют собой так и не введенные в научный оборот документы?

  • 11 См. Документы по истории и культуре евреев в архивах Киева: Путеводитель, Киев: Дух i лiтера, 2006.
  • 12  В. Сергiйчук, Погроми в Украiнi: 1914-1920. Вiд штучних стереотипiв до гiркоi правды, прихуваноi в (...)

21Каково соотношение документов, хранящихся в коллекции Чериковера в YIVO и отложившихся в фондах Евобщесткома и ЕВОПО в ГАРФ? Понятно, что в значительной степени они дублируют друг друга, но насколько велика разница? Следует также сопоставить документы, хранящиеся в ГАРФ, с теми, которые сохранились в фондах киевских архивов, прежде всего в Центральном государственном архиве высших органов власти и управления Украины. Там находится, например, фонд Центрального еврейского комитета помощи пострадавшим от погромов и некоторых других еврейских и украинских организаций, занимавшихся расследованием дел о погромах и помощью погромленным11. Наконец, заслуживают особого внимания местные архивы в Украине и Белоруссии. Как показывает публикация В. Сергийчука12, в них могут оказаться весьма ценные документы, отсутствующие в центральных архивах России и Украины.

22На наш взгляд, исследование этих архивных собраний позволит в конечном счете создать достаточно полную документальную базу  в печатном или электронном виде  по истории погромов. Разумеется, это требует сотрудничества историков и архивистов разных стран.

23«Книга погромов», подготовленная российскими, украинскими и белорусскими исследователями, может служить хорошим примером такого сотрудничества, а также стимулом для дальнейшего изучения этой скорбной темы.

Haut de page

Notes

1  David G. Roskies, Against the Apocalypse: Responses to Catastrophe in Modern Jewish Culture, Cambridge, MA. – London: Harvard University Press, 1984, p. 138-140; Fruma Mohrer and Marek Web, eds., Guide to the YIVO Archives, New York : Armonk, London : M.E. Sharpe, 1998, p. XVII.

2  E.G. Elias Heifetz, The Slaughter of the Jews in the Ukraine in 1919, New York: Seltzer, 1921; С.И. Гусев-Оренбургский, Книга о еврейских погромах на Украине в 1919 г. Пг, б.г.; его же. Багровая книга: Погромы 1919-1920 гг. на Украине, Харбин, 1922; Материалы об антиеврейских погромах, Серия 1. Погромы в Белоруссии, Вып. 1. Погромы, учиненные белополяками, М., 1922; И.М. Чериковер, Антисемитизм и погромы на Украине, 1917-1918, Берлин, 1923; З.С. Островский, Еврейские погромы 1918-1921 гг., М., 1926; И.Б. Шехтман, Погромы Добровольческой армии на Украине, Берлин, 1932, и некоторые другие.

3  И. Шехтман Погромная энциклопедия, Рига: Народная мысль, 1923, 23 ноября, с. 2.

4  Редакционная коллегия по собиранию и публикации материалов о погромах во главе с И.М. Чериковером, обосновавшаяся в Берлине, планировала подготовить «Историю погромного движения на Украине» в семи томах. Вышли в свет книги И.М. Чериковера, Антисемитизм и погромы на Украине, 1917-1918, Берлин, 1923, и Di Ukrayner pogromen in yor 1919, New York, 1965, (на идиш, посмертно) и И.Б. Шехтмана, Погромы Добровольческой армии. Книга Н.И. Штифа о повстанческих погромах осталась в рукописи, остальные запланированные работы не были завершены. – H. Abramson, A Prayer for the Government: Ukrainians and Jews in Revolutionary Times, 1917-1920, Cambridge, MА, 1999, p. 175-176.

5  Погромы. Краткая еврейская энциклопедия, Иерусалим, 1992, Т. 6, cтлб. 569-575; « Украина », Там же, Т. 8, cтлб. 1226. Сводку мнений о числе жертв погромов см. О.В. Будницкий, Российские евреи между красными и белыми (1917-1920), М., 2005, с. 7, прим. 2.

6  См. новейшую работу о числе погибших евреев в период Хмельнитчины: Sh. Stampfer,«What actually happened to the Jews of Ukraine in 1648?», Jewish History, Vol. 17, 2003, p. 207-227.

7 Я. Гросс,Соседи, М., 2002,с. 108-109.

8 В.Л. Генис, «Первая Конная армия: за кулисами славы», Вопросы истории, no 12, 1994; О.В. Будницкий, Указ. cоч., с. 479-493.

9  О.В. Будницкий, Указ. соч., с. 275-343.

10 См. S.M. Berk, Year of Crisis, Year of Hope: Russian Jewry and the Pogroms of 1881-1882, Westport, CТ-London, 1985; I.M. Aronson, Troubled Waters: The Origin of the 1881 Anti-Jewish Pogroms in Russia, Pittsburg, 1990; J.D. Klier and Sh. Lambroza, eds., Pogroms: Anti-Jewish Violence in Modern Russian History, Cambridge, Eng., 1992.

11 См. Документы по истории и культуре евреев в архивах Киева: Путеводитель, Киев: Дух i лiтера, 2006.

12  В. Сергiйчук, Погроми в Украiнi: 1914-1920. Вiд штучних стереотипiв до гiркоi правды, прихуваноi в радянських архiвах, Київ, 1998. Заметим, что публикация В. Сергийчука сопровождается крайне тенденциозным предисловием. Он защищает «своих» и обвиняет большевиков в том, что они «постарались переложить ответственность за погромы на украинские национально-освободительные силы». Антисемитизм украинцам, по Сергийчуку, «навязывали» внешние силы, которые грабили евреев, а потом «сваливали все на нас». В. Сергiйчук, Указ. соч., с. 15-16, 56.

Haut de page

Pour citer cet article

Référence électronique

Олег Будницкий - Oleg Budnickij, « Л.Б. Милякова, отв. ред., Книга погромов », Cahiers du monde russe [En ligne], 48/4 | 2007, mis en ligne le 28 décembre 2009, Consulté le 27 mai 2017. URL : http://monderusse.revues.org/6122

Haut de page

Droits d'auteur

© École des hautes études en sciences sociales, Paris.

Haut de page